Как могут эти дни забыться?

Как могут эти дни забыться?

Курская битва – это величайшее сражение Великой Отечественной войны. Именно она завершила коренной перелом в борьбе СССР с фашистской Германией. Но какой ценой далась победа в этой битве советскому солдату? Пятьдесят страшных дней и ночей, навсегда забравших наших прадедов, должны гореть ярким огнём памяти в сердце каждого из нас.

Немалое значение в этом сражении фашисты придавали и нашей малой родине – городу Льгову. А в особенности,  железнодорожной станции, т.к. через неё проходило множество военных эшелонов. Льговчане внесли бесценный вклад в успешное завершение Курской битвы. Воспоминания наших героев бережно хранятся в архивах Льговского краеведческого музея. Особую ценность здесь имеет папка с надписью «Льговчане – участники Курской битвы». В ней можно найти письма чьих-то прабабушек и прадедушек, которые описывают те страшные военные годы. Есть в этой папке и старые публикации из газеты «Курьер»  о ветеранах Великой Отечественной.

Вот что пишет о капитане авиации 172 гвардейского Смоленско-Берлинского авиационного полка Иване Тихоновиче Булгакове корреспондент нашей газеты Ольга Вениаминовна Ткачёва (№52 от 12 июля 2002 г.)

«Родился Булгаков в крестьянской семье – в селе Старовке Губкинского района Белгородской области. В июле 41-го, едва закончив среднюю школу, вместе с тремя одноклассниками был призван и направлен в седьмую Курскую авиационную школу первоначального обучения пилотов.  К декабрю ребята стали пилотами, но в стране к тому времени было так мало самолетов, и лететь им оказалось не на чем. И тогда их направили на учёбу в Первую Московскую Краснознаменную военную авиационную школу связи в Сызрань Куйбышевской области, по окончании которой в июне 42-го Иван Тихонович в звании сержанта и попал стрелком-радистом и радиомехаником сначала в 22-й авиаполк, а потом и в действующую армию. Местом его ратной службы стал  172-й Гвардейский Смоленско-Берлинский полк дальнего действия. А это значит, что летали экипажи из Москвы на Берлин, когда до победы было ещё ой как далеко. По 12 часов находились они в боевом полёте и, как правило, ночью. Но главной задачей полка (он с сентября 42-го по февраль 43-го базировался в Энгельсе) было нанесение бомбовых ударов по немецким позициям под Сталинградом.

Весной 43-го авиацию дальнего действия вывели из подчинения воздушных армий и передали в распоряжение непосредственно Ставке Верховного командования. Теперь летчики наносили бомбовые удары противнику на территории Курской, Белгородской, Орловской и Брянской областей.

Иван Тихонович вспоминает, что особенно мощные налеты наши бомбардировщики предприняли на Курск и аэродромы немцев 6-8 мая и 8-10 июня 1943 года. Это была как бы генеральная репетиция Курской дуги. Днём в полётах участвовало более 500 самолётов, а ночью – до 300. Каждый экипаж в сутки делал по 3-4 вылета!

Начиная же с 5 июля соединения наших ночных бомбардировщиков  стали бомбить противника под Бутово-Ольховской, Понырями, делая за ночь по 269 вылетов. Впрочем, часто эта цифра доходила и до 354, а однажды даже до 1632-х!  В общем, уже с первых чисел июля наша авиация завоевала господство в воздухе на южном фасе Курской дуги, а вскоре и на центральном и северном её участках. И в мощной армаде стальных птиц, которые обеспечили победу на Курской дуге, был ИЛ-4 Ивана Тихоновича. 

За умелые, смелые действия, за мужество и отвагу при освобождении Орла, Белгорода, Курска, Понырей, Прохоровки И. Т. Булгаков был награждён медалью «За боевые заслуги», получил благодарность в приказе Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина…»

Но несмотря на войну, люди встречали свою судьбу и продолжали верить в любовь… Да и на фронте любовь, наверное, была совершенно другая. У этих чувств не было слова «завтра». Влюблённые знали, что каждая минута на счету и любимого человека может не стать в любой момент. Так, вспоминая о военных годах, Клавдия Павловна Коростелёва пишет:

«Во время Курской битвы я была медсестрой эвакуационного госпиталя № 3577, 3-й Белорусский фронт. Госпиталь был развёрнут в селе Нижние Деревеньки. В госпитале приходилось выполнять самую разную работу  – и перевязывать раны, и обрабатывать их, и присутствовать на операциях. В последних числах июля в госпиталь поступил раненый артиллерист с кровотечением и пулевым ранением руки. Он сразу был отправлен в операционную. Там я присутствовала операционной сестрой. Утром, когда он немного оправился от операции  и пришёл в себя, мы познакомились. Звали его Анатолий. Чтобы облегчить его страдания, я часто приходила к нему. Мы разговаривали друг о друге, о жизни, о своих родных местах и, конечно, о том, как будет замечательно жить, когда закончится война. Мы с ним крепко подружились и переписывались всю войну. А в 1947-м он демобилизовался, и мы соединили свои судьбы. Он приехал ко мне во Льгов. Вот так в дни тяжёлых испытаний я встретила своего будущего мужа».

Слова «…и, конечно, о том, как будет замечательно жить, когда закончится война» запали мне в сердце. Наше поколение, к счастью, не знает, что такое война. Но многие из нас отчего-то жалуются на жизнь. Оглянитесь вокруг – над нашими головами мирное небо, а земля не изувечена язвами мин. У каждого из нас есть родные и близкие, которые ждут нас дома, которых можно обнять и сказать самые важные слова в любой момент. У нас есть «завтра» благодаря нашим прадедам. 

По данным из архива музея, общее количество льговчан, участвовавших в Курской битве, 36. Все они не погибли, они живы. Живы в нашей памяти, живы в наших сердцах. 

Сорок третий горечью полынной 

На меня пахнул издалека – 

Черною, обугленной равниной 

Видится мне Курская дуга.

«Тигры» прут, по-дикому упрямы, 

Но со мною в этот самый миг 

Прямо к окуляру панорамы 

Целый полк, наверное, приник.

Громыхнуло сразу на полсвета. 

Танки, словно факелы, горят… 

И живет в душе моей всё это, 

Несмотря на вьюжный снегопад!

Те бои – как мера нашей силы. 

Потому она и дорога, 

Насмерть прикипевшая к России 

Курская великая дуга…

М. Борисов

11:00
94
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!